ПРИМЕР ИСПОЛЬЗОВАНИЯ: Группа Компаний ПИК

Вернуться к блогу Cerebro,User Case

Сerebro продолжает публикацию интервью с представителями компаний клиентов. Мы беседуем с продюсерами, менеджерами проектов и другими профессионалами индустрии. Очередное интервью из серии — с заместителем директора отдела дизайна ГК ПИК Алексеем Дуком.

– Mы с тобой знакомы уже достаточно давно. Насколько я помню, ты учился на архитектора? Да. – Почему стал заниматься именно компьютерной графикой? – Сейчас я уже не занимаюсь компьютерной графикой, но когда-то давно – да. Этому объяснение очень простое: в 96-ом году я заканчивал архитектурный, а компьютерные технологии и трехмерная компьютерная графика как раз только набирали обороты. Они уже стали доступны простым людям, не только где-то в секретных лабораториях Pixar. Можно было купить какой-нибудь 386-й компьютер, поставить на него 3D Studio для DOS и, соответственно, иметь возможность сделать какую-то трехмерную штуку. Архитекторы это любят, потому что их сначала много лет учат начертательной геометрии и все это дело надо рисовать руками, а тут вдруг на компьютере ты можешь не мучиться над линиями построения и получить эффектное изображение твоего будущего дома. Это, конечно, очень подкупало. Я этим заинтересовался и оказалось, что это очень востребовано. Первые десять лет, которые я в общем-то архитектором отработал, я был такой архитектор-визуализатор. По большей части занимался именно компьютерной графикой. Дук Алексей   Офис ГК ПИК А сейчас, насколько я понимаю, ты больше руководишь, верно? – Да, я уже старый, больной, я уже сам ничего не могу сделать — могу только других людей заставлять. – А когда такая трансформация произошла? Это, на самом деле, естественным образом происходит. Наверное, во многих профессиях так: ты начинаешь с того, что что-то делаешь сам, потом ты уже сам не справляешься и тебе кого-то дают в помощь и так далее. Потом организуется группа людей, которой ты руководишь, а потом уже понимаешь, что сам практически ничего не делаешь, а только руководишь. А дальше ты понимаешь, что в принципе неважно, каким количеством людей руководить и, соответственно, занимаешься менеджментом. При этом, поскольку ты сам вырос в этой же индустрии, ты не просто абстрактный руководитель – ты руководитель в определенной области. Вот так оно и получилось. – Тогда перейдем к нынешнему времени. Прежде чем поговорить о компании, расскажи про офис продаж. – Офис продаж – это центральный офис компании, в котором можно купить квартиру в любом из наших проектов. Это «магазин квартир». Есть филиалы, которые находятся по большей части на стройплощадках соответствующих объектов и в этих филиалах можно приобрести квартиры к конкретному объекту. А здесь – что угодно. – Такой общий шоурум (англ. showroom). Да, это общий шоурум, но это именно магазин. Грубо говоря, сюда приходят люди купить квартиру. Здесь все для этого есть.

Офис ГК ПИК

 Тогда перейдем к компании в целомЧто такое ГК ПИК, чем она занимается? Группа Компаний ПИК – это то, что называется вертикально интегрированная структура, которая занимается девелопментом в области жилья, большей частью в Москве, но также в регионах, Питере и так далее. Что значит вертикально интегрированная? Это значит, что фактически весь цикл жизни наших объектов под нашим контролем находится, начиная от выбора площадки и покупки земли и дальнейшей разработки проекта, строительства, продажи и эксплуатации, и когда-нибудь в далеком будущем и демонтаже. Это все делает одна компания. Понятно, что где-то, на каких-то этапах привлекаются внешние подрядчики, но, по большей части, это все продукт Группы Компаний ПИК. По объемам жилья мы являемся первым девелопером по России. – Какие планы у компании на будущее? В России вы уже номер один, но, может быть, вы планируете выход на Запад или что-то еще? – Пока говорить о том, что мы выйдем за пределы России преждевременно, но мы сейчас увеличиваем свое присутствие в регионах. В Питер мы вот вышли в этом году. – А чем ты сейчас занимаешься в компании, каким отделом ты руководишь? – В компании есть такое подразделение, которое называется департамент дизайна. Он достаточно нетривиальный, потому что я не знаю еще какой-то девелоперской компании, в которой присутствует в таком виде подразделение, причем достаточно большое, то есть у нас там больше ста человек. Именно потому, что руководство компании считает дизайн очень важным и мы, как сейчас многие компании на Западе, что называется design driven. Как Apple тот же, да? Дизайн его продукта и того, что он делает – он очень важен, и поэтому какой-нибудь Джонатан Айв чуть ли не второе лицо в компании. И у нас, в общем, похожий подход. Мы считаем, что то, как мы выглядим, то, как выглядит наш продукт – это должна быть некая единая концепция вообще во всех коммуникациях. – То есть, вы пытаетесь выстраивать все под единую концепцию? – Все. Реклама, маркетинг, сайт, фасады, интерьеры, благоустройство территории, макеты, которые в рамках стоят – это все наш продукт. Видео, сувенирная продукция… – Магнитики я видел, да. – Выставки какие-то еще – это все, так или иначе, проходит через наш департамент. У нас есть отдельно ПИК-Проект – это подразделение, которое непосредственно архитектурным проектированием занимается, где работают 700 архитекторов и инженеров. Это, как бы, отдельная история. В департаменте дизайна я являюсь заместителем руководителя и отвечаю за административную организацию работы. Сам руководитель подразделения больше отвечает именно за красоту, а я – за то, чтобы все было вовремя и все работало. – А можешь ли ты выделить какой-то самый сложный или, например, самый любимый проект? Наверное, их у вас стало больше, особенно после приобретения Мортона. – Тут сама постановка вопроса не очень правильная. Мы, в отличие от какого-нибудь архитектурного бюро или девелопера, который строит какое-то уникальное элитное жилье, все-таки делаем массовый продукт. Он хорош именно тем, что позволяет делать доступное для людей жилье, но методами практически промышленными. И поэтому все архитектурные решения, которые принимаются – они всегда принимаются в разрезе именно повторяемости, типизации и прочих историй. Чем более мы делаем продукт внутри устроенный, технологически сходный, тем проще нам это реплицировать. При этом нам нужно, конечно же, бороться за то, чтобы внешний облик проекта был разным, чтобы мы не вернулись к тому, что было до преобразования два с половиной года назад. Поменялось все достаточно серьезно, потому что до этого на протяжении 20-ти лет компания строила практически одинаковые дома, т.е. две серии домов, но огромное количество. А мы идем к тому, что большинство наших проектов очень сходны внутри, но внешне все отличаются. – Да, тогда выделять какой-то конкретный проект не совсем верно. – Нет, понятно, есть любимые – например, Варшавское шоссе 141, наш первый проект, который по новой концепции сделали. Он и любимый, потому что там все шишки набили. Уже практически готов, осенью последние башни будут заселены. И он фактически будет первым проектом, от и до по той концепции, которую мы считаем правильной. Потому что все остальные в той или иной степени еще в процессе находятся. – Понятно, хорошо. Про работу теперь – какие люди, так скажем, лучше всего уживаются у вас в коллективе? С какими людьми тебе легче работать? – Мне важно, чтобы человек был профессионалом, и чтобы он был просто адекватным. В общем, я ищу людей мотивированных, которые хотят работать. В принципе, других нет требований. IMG_8115 (2)   IMG_8106 (2) – Тогда, завершая эту тему, самый простой вопрос – а как к вам попасть? Ну, предположим, если мы говорим про отдел дизайна. – Мы публикуем вакансии, когда они у нас появляются. Зачастую мы, конечно, по знакомым их как-то закрываем, потому что у дизайна есть некая специфика – хороших людей не так много, и ты их всех знаешь. Тут тоже рынок не очень большой, и в первую очередь, конечно, знакомые знакомых, а если это не срабатывает, то публикуем вакансии.
На вакансии через Стаю приходит много людей. Я уже замучился их собеседовать. У меня никогда не было столько кандидатов, честное слово.  Ты уже давно используешь наше программное обеспечение, и я помню эту хорошую фразу, которую ты говорил: «Ты в нем живешь». Как у вас прошло внедрение Cerebro в компанию?
– Внедрение вообще никаких проблем не вызвало. В принципе весь запуск занял меньше недели, я думаю. Обучение в среднем пару часов занимает. Это нас и привлекло. – Обычно наши клиенты – это анимационные студии и т.д. Но ваша компания не является таковой. Почему вы все-таки решили выбрать наш софт как систему для управления таким сложным отделом, и причем даже уже не одним? – Изначально так сложилось, потому что у меня как у руководителя было подразделение компьютерной графики в другой компании, где мы успешно использовали Cerebro. Когда мы стали рассматривать уже здесь, в Группе Компаний ПИКсистему, на которой можно построить управление проектами внутри департамента дизайна, то я увидел, что там в принципе есть все инструменты и для других подразделений, а не только для управления задачами и проектами, связанными с производством какого-то видео-контента и т.д. На данный момент, например, Cerebro очень активно использует департамент продукта, в котором медиа-контента как такового практически нет. – Как именно у вас строится ежедневная работа в Cerebro? – Все происходит достаточно просто. У нас внутри компании есть заказчик — это управление рекламы, от которого поступают заказы в виде постановки задач в Cerebro. Дальше координатор просматривает эти задачи и назначает исполнителей. Кроме этого у нас есть большой график наших работ на год и по этому графику тот же координатор просто заводит некоторые задачи, которые нужно по графику начать делать. Он их там заводит и назначает исполнителей. В плане отслеживания качества у нас есть несколько вариантов того, как развиваются события. Люди, которые определенный тип задач выполняют, уже знают, что после выполнения должны оставить результаты работ на согласование определенному человеку. Он смотрит и либо передает дальше по цепочке на следующее согласование, либо принимает решение о том, что задача выполнена. Иногда требуются всякие дополнительные согласования с руководителями проектов. Когда задача выполнена, она отправляется в дальнейшую работу. Например, если это печатная продукция, то тогда производственная группа согласованную задачу берет и по факту прихода тиража там же в Cerebro отмечается, что тираж пришел, вот он на складе. – То есть, как правило, у вас структуры шаблонные, вы можете очень быстро их запускать в работу? – В общем, да. Структура проектов приблизительно одна и та же. То, что мы разрабатываем по каждому проекту, называется “рекламно-маркетинговый пакет”. Это набор материалов: материалы для сайта, буклеты, рекламы и так далее. Он примерно один и тот же всегда. Соответственно, когда приходит срок, нам приблизительно месяц нужен на разработку этого пакета. Мы стартуем весь блок этих задач, который там заведен – фактически шаблон. – Помню, у вас была очень глобальная задача по ребрендингу. – Мы с ней уже справились – ребрендинг уже фактически закончен. У нас все время какие-то работы на эту тему происходят. Это была действительно серьезная задача, потому что огромное количество всего нужно было сделать заново. Это заняло почти год – от создания логотипа до шаблонов всех документов, визиток и пр. – Ну и последний вопрос – что бы ты мог порекомендовать с точки зрения пользователя по улучшению Cerebro? – Наличие и web-версии, и мобильной версии – это практически стандарт сегодняшней жизни, понятно, что без этого вряд ли возможно двигаться дальше. Мы рады, что работы по этому поводу ведутся. Вторая вещь – касаемо вообще интерфейса. У Cerebro интерфейс немножко не из этого тысячелетия, но то, что вы постоянно улучшаете весь функционал и его внешний вид – это чудесно. Мы видим то, как это происходит и куда это движется, и нам это нравится. – Спасибо за общение и рекомендации по улучшению!

Получите 30 дней с Cerebro бесплатно:

До 50 пользователей
50 Гб облачного хранилища
Любое количество задач
Регистрация без кредитной карты